СЕЙЧАС -43°С
Все новости
Все новости

«После таких аварий не выживают». Врачи спасают женщину, сбитую на пешеходном переходе и успевшую спасти свою дочь

28-летняя Надежда уже ходит и говорит, хотя ее хотели отправить домой доживать

Поделиться

Ту страшную аварию Надежда не помнит. Первые два месяца она была в коме. Потом стала приоткрывать один глаз. Лежала, не двигаясь, вся в трубках, и единственное проявление жизни — слегка приоткрывающийся глаз. Мама Нади не верила тем врачам, которые говорили, что девочка-«овощ» нуждается только в паллиативной помощи, реабилитационного потенциала нет. Взгляд у дочери был осознанный, мама видела это.

28-летнюю Надежду Кабанову сбил на пешеходном переходе «Мерседес». Вместе с десятилетней дочкой она переходила дорогу на зеленый. Это случилось десятого марта в городе Бузулуке Оренбургской области. Мама с девочкой шли на встречу с бывшим мужем. Они были в разводе, но сохраняли нормальные отношения. Бывший муж после работы пригласил их в кафе: хотел поздравить дочку с прошедшим 8 Марта, подарить ей подарок.

Та авария в Бузулуке попала на камеры наблюдения, установленные у магазина как раз напротив пешеходного перехода. На записи видно, как женщина с ребенком подходят к переходу. Через несколько секунд загорается зеленый. Крайний правый ряд — пустой. В соседнему ряду стоят машины, ждут. Надя с дочкой начинают переходить дорогу — и неожиданно из темноты выскакивает темный автомобиль.

Позже дочка расскажет, что они даже не видели ту черную машину в темноте. В момент, когда они ступили на дорогу, автомобиль был еще далеко. Мама толкнет ее вперед буквально в последнюю секунду.

А еще через миг маму отшвырнуло вперед и вверх от удара несущейся машины.

Еще чуть-чуть и видео загрузится
Авария в Бузулуке попала на камеры наблюдения, установленные у магазина как раз напротив пешеходного перехода

Видео: камера видеонаблюдения

— Внучка позвонила сначала папе, потом мне, плачет: «Маму машина сбила», — вспоминает Наталья, мама Надежды. — Мы сорвались, прибежали на место. Надя лежала на дороге, внучку отвели в сторону прохожие, отвлекали разговорами. Водитель той самой машины, мужчина лет тридцати, стоял в стороне. Извинялся. Спросила его: «Куда вы так спешили?» Он ответил: «Так получилось...» Скорая приехала быстро, Надю увезли в реанимацию. В первые дни еще нельзя было точно сказать, выживет или нет. Врачи спасли ее, я им очень благодарна за это.

У Надежды была тяжелая черепно-мозговая травма, переломы таза и бедра. Два месяца она провела в коме. Потом начала открывать один глаз. Наталья первой увидела, что взгляд у ее дочери осознанный, что она всё слышит и понимает.

Надежда всегда была рядом с дочкой. Вот и в тот роковой день успела толкнуть Соню вперед

Надежда всегда была рядом с дочкой. Вот и в тот роковой день успела толкнуть Соню вперед

Поделиться

Но больше никакого прогресса не было. Через три месяца родным Надежды сказали, что выписывают ее домой на паллиативное сопровождение. То есть доживать. Объяснили, что прогресса нет, реабилитационный потенциал — нулевой, единственная помощь — это домашний уход: кормить через зонд, переворачивать, обрабатывать тело специальными кремами от пролежней. И всё.

Услышав это, Надя проплакала целый день. Лежала, ни на что не реагировала, из полузакрытых глаз текли слезы.

Родные и друзья тогда не хотели верить, что Наде уже ничем не помочь, что она навечно будет прикована к постели. Подруги Нади сами стали искать медицинские центры, где можно пройти реабилитацию. Тогда и вышли на екатеринбургский медицинский центр Ирины Волковой. Подруга договорилась об онлайн-консультации с Екатеринбургом.

— Вышли на связь. Мама рассказала про аварию, про травмы. Рассказали и про то, как Надя переживает, плачет, слыша такие прогнозы, — рассказывает травматолог-ортопед Андрей Ярунин, главный врач медицинского центра Волковой. — Помню, в этот момент в кабинет заглянула Ирина Геннадьевна [Волкова]. Услышала всё это, говорит: «Так человек в сознании, всё понимает! Конечно, надо попробовать». Врачи в Бузулуке сделали на тот момент всё, что могли, для больницы их уровня, опыта, спасли жизнь. Но вот возможностей реабилитации не увидели. Такое, к сожалению, часто бывает: спасают жизнь, но дальше, по сути, списывают... на паллиатив. Мы, конечно, сначала тоже ничего не обещали, договорились посмотреть реабилитационный потенциал.

Травматолог-ортопед Андрей Ярунин рассказал про совместную работу с врачами <nobr class="_">23-й</nobr> больницы

Травматолог-ортопед Андрей Ярунин рассказал про совместную работу с врачами 23-й больницы

Поделиться

Минздрав Оренбургской области пошел навстречу: предоставил для перевозки Надежды реанимобиль, другим способом — самостоятельно — перевезти было невозможно, состояние не позволяло. Так Надежда приехала в Екатеринбург вместе с мамой. Дочка Нади Соня осталась дома с родными.

У семьи были деньги, собранные горожанами через соцсети. Про эту аварию в городе знали все, переживали за девушку, злились на водителя. На весь курс реабилитации собранных денег не хватало. И тогда в нашей клинике сами связались с меценатами. Откликнулись два благотворительных фонда: «Правмир» и Фонд Богатикова (помогает жертвам ДТП, создан бизнесменом Александром Богатиковым, владельцем крупнейшей в стране транспортной компании. Меценат основал фонд в память о погибшем брате).

В центре с Надей начали заниматься психолог и логопед.

— Я работал как травматолог-ортопед. Нужна была вертикализация (медицинский термин, процесс перевода пациента из лежачего положения в положение сидя или стоя. — Прим. ред.), чтобы высаживать на коляску, отрабатывать ходьбу, — рассказывает Андрей Ярунин. — Но ходьбу мы отработать не могли из-за сложного перелома и обширной открытой незаживающей раны на бедре. Тогда созвонился с заведующим отделением гнойной хирургии нашей городской больницы № 23, рассказал историю, что случай уникальный, после таких аварий не выживают, показал снимки.

Мама живет вместе с Надеждой в палате

Мама живет вместе с Надеждой в палате

Поделиться

Надежду взяли на лечение в екатеринбургскую больницу бесплатно, по полису ОМС.

Андрей Ярунин рассказывает:

— Мы всегда разговариваем с нашими пациентами, даже если знаем, что они не могут нам ответить, не способны поддержать контакт. Перед отправкой в больницу я зашел к Наде в палату, предупредил, что сейчас ее перевезут в другую больницу, починят ногу, сделают операцию. И тогда она только губами, еле слышно, шепотом ответила: «Спасибо». Я вздрогнул, просто мурашки по коже от неожиданной радости. Первое слово за несколько месяцев! Осознанное слово. Теперь уже точно не было сомнения, что человек в полном сознании и будет разговаривать.

Надежду выписали через месяц. Огромная рана, воспаленная и гноящаяся, наконец зажила, края затянулись. Уральские хирурги прооперировали Надежду и сделали всё, что надо, чтобы подготовить ее к реабилитации: растянули сломанную ногу, зафиксировали аппаратом Илизарова, поставили стержень, чтобы вернуть опорную функцию ноги.

Сейчас у Нади убрали все трубки: гастростому, трахеостому. Она ест и дышит сама. Самая главная победа — она делает первые шаги. Пусть на ходунках и с поддержкой, но это только начало восстановления. Врачи говорят, что в ее случае есть все шансы встать на ноги, а значит, вернуться к нормальной жизни. К ней вернулись речь и голос. Когда мы зашли к ним в гости, в палату, Надежда рассказывала нам всё сама — с того момента, как память вернулась к ней. Говорила, что перед 1 Сентября в гости приезжала дочка, ее привезла мамина сестра. Еще говорила, что хочет сама прийти на суд, увидеть того самого водителя, из-за которого она сейчас в инвалидном кресле.

Уральские хирурги прооперировали девушку и сделали всё, что надо, чтобы подготовить ее к реабилитации

Уральские хирурги прооперировали девушку и сделали всё, что надо, чтобы подготовить ее к реабилитации

Поделиться

Пока Надю спасали врачи, шло расследование уголовного дела. Водителя до суда отпустили домой под подписку о невыезде, горожане видели, что он по-прежнему катается по городу на своей машине. В одном из интервью местным журналистам водитель пожаловался, что опасается за свою жизнь, мол, видит, какие комментарии оставляют люди под видео с ДТП, и боится самосуда.

Ему предъявляли обвинение по статье 264 (нарушение правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью). По словам Натальи, в материалах дела было указано, что водитель, предположительно, ехал со скоростью 50 километров в час. Но все родные и знакомые, посмотрев видео, уверены, что «Мерседес» мчался гораздо быстрее, поэтому и не успел затормозить на пешеходный зеленый.

Еще когда Надежда лежала в местной больнице, подруги нашли водителя, привезли в палату. Надя тот визит не помнит, тогда еще была в коме.

Мама вспоминает, как водитель со слезами уверял, что будет помогать чем сможет.

— Помог? — спрашиваем мы.

— Перечислил два раза по десять тысяч. Еще 50 тысяч отдал под расписку при сотрудниках полиции, в счет будущей судебной компенсации. — рассказывает Наталья.

Водителя зовут Размик. Кем он работает, Наталья не знает.

— Вроде бы у семьи какой-то бизнес. То ли своя автомойка, то ли кафе. Говорят, он только в этот день купил ту самую машину. Больше я ничего о нем не знаю. Сам, по своей инициативе, не звонит, помощь не предлагает.

Сейчас дело уже передали в суд, в ближайшее время пройдет первое слушание.

Мы также рассказывали историю девушки, которую друг покалечил в ДТП и бросил парализованной. К счастью, всё закончилось хорошо, она встала на ноги после реабилитации.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter