RU14
Погода

Сейчас-10°C

Сейчас в Якутске

Погода-10°

переменная облачность, без осадков

ощущается как -13

1 м/c,

сев.

750мм 61%
Подробнее
USD 93,59
EUR 99,79
Страна и мир Конфликт Израиля и Палестины мнение «Есть приказ в плену говорить всё, что знаешь»: уехавшая в Израиль россиянка рассказала, как ее муж воюет с ХАМАС

«Есть приказ в плену говорить всё, что знаешь»: уехавшая в Израиль россиянка рассказала, как ее муж воюет с ХАМАС

Дарья Долгинова — о том, как в Израиле организована мобилизация и почему там практически нет уклонистов

В 2014 году мужа Дарьи дважды призывали на службу, в этом октябре его снова мобилизовали

Ожесточенный конфликт с Палестиной, который власти Израиля назвали войной, продолжается вторую неделю. Блогер Дарья Долгинова, переехавшая из Челябинска в Израиль более 10 лет назад, рассказала нашим коллегам из 74.RU, как ее мужа призвали на защиту страны в качестве резервиста. Он служит в военизированном подразделении полиции «Магав» и отвечает за контроль границы в северной части страны, которая считается относительно безопасной, но рискованных ситуаций там тоже хватает. Далее — авторская колонка Дарьи от первого лица.

Нападение в самый важный для евреев день

Я живу в Израиле 11 лет, и самое серьезное, что было за эти годы до нынешнего октября, это операция «Нерушимая скала». Девять лет назад Андрей (муж Дарьи. — Прим. ред.) уходил в армию на полтора месяца как резервист. И потом, через некоторое время, его снова призвали. Тот конфликт не называли войной, это была именно операция. Наши солдаты заходили в Газу и прочищали там территорию от террористов. Были военные действия и внутри страны, потому что наши местные арабы бунтовали. Это было самое длительное и самое серьезное из того, что я помню.

Операция «Нерушимая скала», или «Несокрушимая скала» (ивр. ‏ מבצע צוק איתן‏‎, Мивца Цук Эйтан) — кодовое название израильской военной операции в секторе Газа, проведенной с 7 июля по 26 августа 2014 года.

В Израиле с периодичностью один раз в два-три года случаются «обострения», этим уже никого не удивить. «Хамасники» за пару лет копят ракеты и выпускают их одним разом, чтобы напугать нас. Наши войска им дают ответный удар. Но у них [ХАМАС] всё быстро заканчивается, и они снова переходят к накоплению вооружения.

Сейчас то, что произошло — это очень неожиданно в плане масштаба. ХАМАС же не любой день выбирают для нападения, они выбирают праздники, они выбирают важные для евреев даты. Это нападение произошло в праздник Суккот, в Шаббат. В такие дни люди более расслаблены, они не ожидают нападения.

С первых часов конфликта дороги Израиля заполонили машины с тяжелой военной техникой

У людей есть четкое понимание, что это вторжение не должно закончиться полумерами, как в прошлые годы. ХАМАС должен быть уничтожен на корню. Если этого не произойдет, то израильский народ, я считаю, не простит своему правительству. У людей и так накопилось недовольство властями. Ведь то, что произошло, по мнению многих, — прокол разведки. Забор с Газой — это самый охраняемый забор. И как там прорвалось что-то и этого не заметили, вообще непонятно. Но, опять же, сейчас мы занимаемся решением более насущной проблемы — уничтожением ХАМАС, а потом уже будем разбираться с другими вопросами.

Несколько дней назад Дарья увидела работу израильских силовиков рядом со своим домом. А он находится в спокойном районе, вдали от границы

«Даже если тебя не призвали, ты пойдешь»

Все, кто служил в армии в Израиле, попадают в резерв. Они регулярно проходят резервную службу. Это что-то вроде сборов, а когда что-то случается, резервисты приходят на помощь срочникам. Срочная служба в Израиле обязательна для мужчин с 18 лет на три года и для женщин — на два.

Для резервистов в Израиле нет выбора — идти или нет. Даже если тебя не призвали, ты пойдешь — вот так обычно ситуация обстоит. Идут «вперед паровоза» добровольно защищать свою землю. У моей знакомой трое сыновей в возрасте от 20 до 28 лет. Из них призвали только одного, но все трое сейчас в армии как добровольцы. Это такое чувство, когда ты не можешь сидеть и ничего не делать. Ведь резервистская служба, в зависимости от войск, до 40–49 лет, но есть люди, которые и в 50, и в 70 лет идут и просят, чтобы их призвали, выдали оружие.

Мужу Дарьи выдали оружие и всё необходимое для службы

Резервисты получают сообщения на смартфон. Если это какие-то плановые сборы, то их информируют заранее, чтобы человек мог подготовиться. А если это вот такой внезапный призыв, то, условно, в 10 утра тебе могут написать, чтобы ты явился на базу к 13 часам этого же дня. Обычно всё необходимое для службы есть на базе, но в этот призыв машин, например, не хватало, и Андрей уехал на своей. Когда на базе не хватает мест для размещения, резервистов размещают в отелях. Там, где сейчас мой муж, рядом нет ничего, и, чтобы элементарно съездить в магазин, он и взял свою машину. Мы на нее повесили «мигалку» и наклеили несколько наклеек, чтобы не останавливали на блокпостах. Но на операции они ездят на бронированной машине. На нашей машине туда никто не пустит.

Если это обычная служба, то его отпускают раза два в неделю домой. Сейчас у них полный запрет на выезд.

Муж на гражданке работает в хай-тек компании Cisco, занимается обслуживанием здания — смотрит, чтобы всё было в порядке с электричеством и другими системами. Призванный в «Милуим» (резервистская служба в Израиле) продолжает получать свою обычную зарплату от работодателя, а работодатель потом получает компенсацию от государства.

Так выглядит бронированный автомобиль подразделения военизированной полиции «Магав»

Мы живем в спокойном районе, у нас мало что изменилось. Первые несколько дней были шоком для людей. Потом я даже удивлена была, люди стали гулять, дети бегают по улицам. Но мы находимся далеко и от Ливана, и от Газы, посередине страны, в городе Хариш. При этом школы до сих пор не работают, дети занимаются по «Зуму». Многих людей из приграничных районов с Ливаном, с Газой эвакуируют в более безопасные места. Но в центре, по рассказам моих знакомых, люди предпочитают лишний раз не выходить на улицу. Центр — это Тель-Авив и Бат-Ям. Что уж говорить о самых крупных городах на юге страны — Ашкелоне и Сдероте.

Страшно ли мне за Андрея? Конечно. Я понимаю, что самое страшное происходит на юге, а он на севере, но и там наши соседи не дают заскучать (рядом находится Ливан, откуда 17 октября на территорию Израиля попытались прорваться несколько боевиков, их ликвидировала армия Израиля. — Прим. ред.). Хорошо, что в этот раз местные арабы спокойно себя ведут. Надолго ли этот конфликт? Я не знаю, и даже солдатам особо ни о чем не говорят. В Израиле такая политика, что жизнь солдата ценнее всего. И если, не дай бог, человек попал в плен, то он должен говорить всё, что ему известно. Есть приказ говорить в плену всё, что знаешь.

Что еще почитать на эту тему

ПО ТЕМЕ
Мнение автора может не совпадать с мнением редакции
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Рекомендуем
Объявления